Лечение мерцательной аритмии доктор мясников


6.12. Лечение мерцательной аритмии

6.12. Лечение мерцательной аритмии

Разжижающие кровь, или антикоагулянты

Один из самых распространенных в мире препаратов этой группы — «Варфарин». До последнего времени он был единственный, который можно было принимать внутрь в виде таблеток. Ведь, как правило, если уж необходимо принимать кроверазжижающее, то его приходиться принимать длительно, иногда всю жизнь, тут уколов не напасешься! Свертывание крови — сложный процесс, где различные факторы свертывания (а их 13, вырабатываются печенью, но не только!), раз запустившись, начинают активировать друг друга по цепочке. (Принцип домино!) Где-то что-то «сбилось» — весь последующий участок цепочки начинает функционировать плохо. Зная последовательность каскадных изменений свертываемости, уже при довольно примитивном анализе крови можно предположить, какой из факторов здесь страдает. Активация 4 факторов здесь зависят от витамина К, потому, если он не работает, не будут работать и эти факторы свертывания, соответственно повысится склонность к кровотечению (или понизится склонность к тромбообразованию, как посмотреть). «Варфарин» — антагонист витамина К, блокируя его, он блокирует сразу 4 этих самых фактора. За его действием (или неэффективностью — бездействием) можно наблюдать по тому как изменяются показатели, связанные с действием этих факторов. «Варфарин» начинает действовать лишь на 3-й день его приема, причем это его действие зависит от очень многих факторов, поэтому подобрать правильную дозу бывает иногда очень трудно! Опасность здесь в том, что определить, действует он или нет, можно лишь по тому самому анализу крови. Его бездействие в случае недостаточной дозы, либо наоборот — избыточное действие при «передозе» (а тут еще возможно влияние других лекарств или пищи) может дорого стоить! Сейчас доступны аппараты, которые, пo типу глюкометра, измеряют суммарный показатель свертываемости: так называемый МНО. Можно я не буду расшифровывать? Не для специалиста — информации ноль, а я и так чуть было не утомил вас, довольно сложными медицинскими понятиями. Но вместе мы с вами справились!

Заметки на полях

Когда я был научным сотрудником Всесоюзного кардиологического центра, ко мне прикрепили ординатора из Узбекистана. Тогда практиковалась «целевая» ординатура, и по несколько мест отдавалось в республики. Плюс он был мастером спорта по боксу. В итоге, русского почти не знает, голова — «отбита»! А в ординатуре, какие-никакие, экзамены сдавать приходилось! Понятно, что он даже на двойку сдать не мог! Мне его и дали — что хочешь, но чтобы на тройку наговорил! Когда я первый раз сказал ему, что препарат обладает «парасимпатомиметическим» действием, то увидел в глазах у парня такую тоску, что понял, действовать надо как-то иначе!

И вот тогда я сделал гениальное открытие, даже не представляя, как оно мне поможет спустя десять лет! Я понял, что у меня нет нескольких лет учить его медицинской базе. Но и во время войны не было времени учить летчиков материально — технической базе, надо было летать — сейчас! — и сбивать фрицев! И вот после курса «взлет — посадка» шли в эскадрильи и сбивали! Не зная про основы аэродинамики, летали и успешно воевали! Я создал для своего ученика систему ключевых слов. Я сказал: даже не напрягай мозг, как и почему, придешь к неправильным выводам. Просто запоминай: если у больного в сердце шум, а после удаления зуба у него поднялась и не падает температура — это бактериальный эндокардит. Если у больного внезапная одышка и сердцебиение, но при этом нормальный рентген, нет хрипов и не информативная ЭКГ — у него тромбоэмболия в легкие. Если есть аритмия и развились острые боли в животе — то это тромб в сосуды кишечника. Если дал «Коринфар» — жди головных болей и отека лодыжек, если «Обзидан» — замедлится пульс. Целыми дня я «бросал» ему задачки, включая туда ключевые слова, и у нас стало это своеобразной игрой. Так вот я поспорил, что он сдаст на пять. Меня подняли на смех. Когда он пришел с пятеркой, на нас поглядывали с большим недоверием, если не сказать, со страхом! Спустя 10 лет я уперся в стену американских лицензионных экзаменов. Чужой язык, обстановка, да и голова уже не та — возраст! И тут я вспомнил узбека! Я создал систему ключевых слов, написал их на бумажках и расклеил везде: все стены в туалете, на кухне, прихожей. Записал на пленку (да, дети, когда-то давным-давно звук записывался на магнитную пленку, кассета с ней вставлялась в специальное устройство — магнитофон!) и постоянно крутил в машине: при лекарственной волчанке — искать «гистон», пневмония и низкий натрий — болезнь легионеров, старик с сильной головной болью и падением зрения — срочно гормоны, здесь артериит и т. д. и т. д. Все тратят на сдачу подобных экзаменов от 2 до 4-х лет. Я был единственный, который все сдал за 8 месяцев!

Вам важно знать только, что для профилактики тромбоэмболии при мерцательной аритмии этот показатель должен составлять величину между 2 и 3. Если он меньше, значит, препарат не работает — это все равно, что вы просто кладете его с собой рядом на прикроватный столик, смысла так принимать нет. Влияют на действие «Варфарина», усиливая или, наоборот, подавляя его действие, очень многие лекарства и составляющие нашей диеты. Сначала о лекарствах, ведь «Варфарин» принимают годами, на этом фоне что-то случается, меняется, какие-то лекарства приходится отменять, а какие-то добавлять… Ну, например:

1. Антибиотики. Популярные амоксициллин или кларитромицин могут резко усилить действие варфарина, и в течение 2–3 дней привести к кровотечению.

2. Противоязвенные препараты — «Омепразол», «Нексиум» «Лосек» — также могут усиливать действие «Варфарина».

3. Обезболивающие препараты — «Вольтарен», «Напроксен» и многие другие. Осторожнее, риск кровотечения, свойственный этим препаратам, сам по себе здесь удваивается!

4. Аспирин. Часто малые дозы аспирина показаны больным по факту ИБС, а тут аритмия или тромбоз, нужны антикоагулянты — «Варфарин». Что делать? И то, и то разжижает кровь, разный механизм действия, но цель-то одна! И правда, совместный прием увеличивает риск кровотечения. Поэтому подобную комбинацию следует избегать, если только доктор умышленно не назначит ее вам: такое возможно при наличии у вас механического протеза сердечного клапана.

Диетические факторы тоже могут менять эффективность действия «Варфарина». Тут как раз логика четкая: раз «Варфарин» работает через подавление витамина К, то потребление продуктов, богатых этим самым витамином, приводит к увеличению его концентрации, и «Варфарина» теперь требуется больше. Какие это продукты? Кстати, очень полезные, мы как раз их не очень-то и любим: зеленые овощи — стручковая фасоль, шпинат, брюссельская капуста, лук-латук… Хотя и капуста, и морковь в больших количествах тоже содержат немалое количество витамина К.

Очень многие болезни требуют регулярного, иногда пожизненного разжижения крови — антикоагуляции. А «Варфарин» — единственный «выживший» из антагонистов витамина К, в применении не удобен, легко передозировать, требует регулярных анализов крови на свертываемость. Последнее особенно удручает и пациентов, и врачей! В поликлинике настоишься в очередях, хотя необходимо создание сети «варфариновых» клиник. Нужно-то: комната, медсестра, анализатор и компьютер! Зато больной на «Варфарине» придет, очередей там нет — людей на хронической антикоагуляции не так и много — сделает анализ, и ему можно скорректировать дозу препарата. Именно последнее и обуславливает необходимость подобных клиник: анализ сегодня можно сделать и дома.

Недавно начинали давать препарат с ударной дозой в 10 мг, после 3-х дней насыщения ее снижали до поддерживающих 5 мг. Но при таком подходе кровь часто разжижалась сверх меры, поэтому сегодня с самого начала дают 5 мг. Кому-то, конечно, нужно меньше, кому-то больше — только анализы могут сказать, кому сколько!

Сейчас доступны аппараты, которые, подобно глюкометру, показывают суммарный показатель свертываемости. Это помогает правильно подбирать дозу препаратов.

В итоге очень хлопотно! И вот «англичанин — мудрец, чтоб работе помочь, изобрел», нет, не паровую машину, а таблетки, при которых регулярные анализы делать не надо! Причем подсмотрел, что надо делать, у обычной пиявки! В ее слюне содержится вещество «гирудин», оно-то и позволяет пиявке насосаться нашей крови вдоволь — не было бы его, кровь бы свернулась! Действуют эти новые лекарства на другом уровне того самого каскада свертывания и зарекомендовали пока себя как достаточно эффективные лекарства. Есть они и у нас, дорогие правда очень! Это «Прадакса» и «Ксарелто». Основное условие их применения: сохранная функция почек у пациента. Еще, если передозировали: немедленного антидота («противоядия») для них нет! (При «Варфарине» антидот — витамин К). Клинические испытания препаратов еще идут, до их завершения в некоторых случаях (мерцательная аритмия при выраженных пороках сердца, искусственные клапаны сердца) «Варфарин» остается предпочтительным лекарством.

Лекарства против аритмии

Лекарства, применяемые для контроля ритма и частоты сердечных сокращений у больных с мерцательной аритмией, условно делятся на группы:

? обрывающие аритмию и возвращающие к нормальному ритму (помните про неоднозначность такого подхода?),

? удерживающие нормальный ритм после его восстановления,

? урежающие пульс.

Звучит, как нудноватая лекция? Хорошо, сейчас ключевое слово для тех, у кого мерцательная аритмия была или есть — «Кордарон» («Амиодорон»). Узнали? Конечно, у нас в стране «Кордарон» льется рекой! Трудно представить, чтобы кому-то с мерцательной аритмией не назначили этот препарат! И правда: очень эффективный (самый эффективный!), восстанавливает ритм, удерживает его лучше многих лекарств. Да еще и пульс урежает! Все три «в одном флаконе»! Тогда что же не так, дают и правильно делают! Да вот не совсем. На дно того флакона не смотрят, а зря, очень зря… Количество серьезных побочных явлений выводит этот препарат в один ряд с самыми опасными в применении. Тут надо 10 раз подумать, взвесить и подумать опять! Вот с «подумать» у нас обычно проблемы. Да и зачем? Привезли больного с приступом, «вкатили» ему «Кордарон», приступ прошел, дали еще с собой таблетки — и все счастливы! Больной принимает таблетки, пульс у него нормальный — молодцы доктора, правильно, что коньяк подарил! Вон сосед какие — то другие таблетки пьет — так у него и пульс срывается и даже аритмия опять бывает! Не к тем врачам обратился! Только через полгода — год появляются тяжелейшие проблемы со щитовидной железой, а то и необратимые изменения в легких! А сосед — все бодрячком, хоть и с перебоями!

Запомните — «Кордарон» (амиодорон) очень эффективный препарат. Для больных с ишемической болезнью сердца и снижением сократительной функции это по-прежнему лекарство номер один. Но вы должны знать, какие могут быть побочные явления при постоянном его применении, даже не в очень больших дозах. Это:

1. Как снижение, так и повышение функции щитовидной железы

2. Фиброз легких

3. Отложение препарата в роговице глаза. Обычно такие включения видны невооруженным взглядом и проходят после отмены.

4. Гепатит, печень страдает в 20 % случаев

5. Кожные проявления, так называемый, «синдром синего человечка», я однажды видел, и правда, синий!

6. Ну и как все препараты против аритмии «Кордарон» может не только их лечить, но и провоцировать!

Лечение «Кордароном» — большая ответственность и для врача, и для больного и требует постоянного внимания и тщательного контроля!

При аритмии, как ни странно, не всегда лучшим лечением является возвращение к нормальному ритму. К сожалению, у такого подхода много неприятных побочных действий.

Другие два лекарства были популярны только у нас в стране и до сих пор имеют хождение. Это «Этацизин» и «Этмозин». Они никогда не были зарегистрированы в западных странах и отсутствуют в каких-либо классификациях и рекомендациях. Возможно, никто из тех, от кого зависит включение препаратов в подобные рекомендации так и не смог прочитать и правильно выговорить химическое название:

«Диэтиламинопропионилэтоксикарбон иламинофеготиазин» (не шутка, так и называется!) По опыту работы в кардиоцентре помню, что эффект весьма слабый, а провоцирует новые аритмии легко.

Много лет для купирования приступа мерцательной аритмии применялись «Новокаинамид» и «Хинидин». От первого больные катастрофически роняли давление, а при продолжающемся приеме развивали лекарственную волчанку, второй мог вызвать смертельную аритмию. Оба практически больше не применяются при аритмиях в западных странах. Врачи «Скорых», вы знаете об этом? Нет, я просто спросил, молодцы! Еще один препарат из этой же лекарственной группы, сошедший со сцены — «Ритмодан», но он приводит к задержке мочи, аритмии, в Америке его уже и нет. Европейцы еще иногда дают его молодым пациентам со здоровым сердцем, но и только. Я посмотрел у нас в аптеке: как же, есть таблетки и «Новокаинамида», и «Хинидина», и «Ритмодана»! Парадоксальная ситуация — мы же не самая здоровая нация, лечим препаратами, которые — ВНИМАНИЕ — повышают смертность! Ведь от нас не требуют денег на клинические испытания, на дорогостоящие исследования: пользуйтесь мировым опытом! Уже проведены, уже доказали! «Хинидин» повышает смертность, витамин Е — тоже, «сосудистые» препараты как минимум бесполезны, иммуномодуляторы — обман, а валерьянка разрушает печень… Ну что, лень прочитать? Ну да, а потом еще довести до разболтанной разношерстной армии врачей, а там «Гуляйполе» еще то — как их заставишь исполнять?! Круг замкнулся — без качественного обучения, без следования ОБЯЗАТЕЛЬНЫМ алгоритмам лечения, без непримиримой переаттестации и персонального лицензирования врачей нам нечего надеяться на улучшение здоровья населения.

Заметки на полях

Есть такой анекдот. Турист в Иерусалиме видит как у стены Плача верующий истово о чем-то молится. Помялся, потом все-таки подошел и спросил: «А о чем же вы так просите у Бога, я смотрю, вы очень давно здесь?».

«Да все просто: прошу мира всем, здоровья, благополучия для всех…»

«Ну и как?»

«Такое впечатление, что со стенкой разговариваю!»

Идем дальше. «Пропафенон» — «Пропанорм» как и другой антиаритмик — «Флекаинид» («Тамбакор») не должен применяться у больных с наличием ИБС и у пациентов с сердечной недостаточностью: при этих конкретных болезнях они показали себя в исследованиях не с лучшей стороны. В остальных случаях мерцательной аритмии — артериальная гипертония, болезни щитовидной железы, они хоть и менее эффективны, чем «Кордарон», но имеют значительно меньше побочных явлений.

При ИБС используют тот же «Кордарон», сходный с ним препарат «Дронедарон» («Мультак»), бета-блокатор «Соталол» и новый, пока не очень у нас доступный «Дофетилид». «Дронедарон» — производное «Кордарона», имеет значительно более короткий период полураспада и значительно меньше накапливается. Постулируется, что свободен от побочных явлений «Кордарона». Но за печенью и легкими следить все-таки надо! Противопоказан больным с выраженными нарушениями сократимости (при фракции выброса < 35 %, помните еще, что это такое?) и больным с постоянной формой мерцания.

Тема антиаритмических лекарств очень сложная и «мутная»! Врачам — то не разобраться сразу, как тут объяснить не профессионалу? Поэтому заканчиваю и заканчиваю рекомендациями Американского общества кардиологов. Если эту книжку прочитают врачи, им будет полезно:

1. Мерцательная аритмия без ИБС: предпочтительно «Флекаинид» и «Пропафенон». Можно «Кордарон», «Дронедарон» и «Соталол».

2. Больным с ИБС, но без сердечной недостаточностью: предпочтительно «Дронедарон» и «Соталол». Можно «Кордарон».

3. Больным с сердечной недостаточностью: «Кордарон». Противопоказаны — «Флекаинид», «Пропафенон», «Дронедарон» и «Соталол».

4. Больным с выраженной гипертрофией сердечной мышцы предпочтительней «Кордарон» и «Дронедарон».

Не так уж и замысловато, правда? Видимо и американские кардиологи поднаторели на обучении узбекских боксеров!

Следующая глава

info.wikireading.ru

6.12. Лечение мерцательной аритмии

Один из самых распространенных в мире препаратов этой группы – «Варфарин». До последнего времени он был единственный, который можно было принимать внутрь в виде таблеток. Ведь, как правило, если уж необходимо принимать кроверазжижающее, то его приходиться принимать длительно, иногда всю жизнь, тут уколов не напасешься! Свертывание крови – сложный процесс, где различные факторы свертывания (а их 13, вырабатываются печенью, но не только!), раз запустившись, начинают активировать друг друга по цепочке. (Принцип домино!) Где-то что-то «сбилось» – весь последующий участок цепочки начинает функционировать плохо. Зная последовательность каскадных изменений свертываемости, уже при довольно примитивном анализе крови можно предположить, какой из факторов здесь страдает. Активация 4 факторов здесь зависят от витамина К, потому, если он не работает, не будут работать и эти факторы свертывания, соответственно повысится склонность к кровотечению (или понизится склонность к тромбообразованию, как посмотреть). «Варфарин» – антагонист витамина К, блокируя его, он блокирует сразу 4 этих самых фактора. За его действием (или неэффективностью – бездействием) можно наблюдать по тому как изменяются показатели, связанные с действием этих факторов. «Варфарин» начинает действовать лишь на 3-й день его приема, причем это его действие зависит от очень многих факторов, поэтому подобрать правильную дозу бывает иногда очень трудно! Опасность здесь в том, что определить, действует он или нет, можно лишь по тому самому анализу крови. Его бездействие в случае недостаточной дозы, либо наоборот – избыточное действие при «передозе» (а тут еще возможно влияние других лекарств или пищи) может дорого стоить! Сейчас доступны аппараты, которые, пo типу глюкометра, измеряют суммарный показатель свертываемости: так называемый МНО. Можно я не буду расшифровывать? Не для специалиста – информации ноль, а я и так чуть было не утомил вас, довольно сложными медицинскими понятиями. Но вместе мы с вами справились!

Заметки на полях

Когда я был научным сотрудником Всесоюзного кардиологического центра, ко мне прикрепили ординатора из Узбекистана. Тогда практиковалась «целевая» ординатура, и по несколько мест отдавалось в республики. Плюс он был мастером спорта по боксу. В итоге, русского почти не знает, голова – «отбита»! А в ординатуре, какие-никакие, экзамены сдавать приходилось! Понятно, что он даже на двойку сдать не мог! Мне его и дали – что хочешь, но чтобы на тройку наговорил! Когда я первый раз сказал ему, что препарат обладает «парасимпатомиметическим» действием, то увидел в глазах у парня такую тоску, что понял, действовать надо как-то иначе!

И вот тогда я сделал гениальное открытие, даже не представляя, как оно мне поможет спустя десять лет! Я понял, что у меня нет нескольких лет учить его медицинской базе. Но и во время войны не было времени учить летчиков материально – технической базе, надо было летать – сейчас! – и сбивать фрицев! И вот после курса «взлет – посадка» шли в эскадрильи и сбивали! Не зная про основы аэродинамики, летали и успешно воевали! Я создал для своего ученика систему ключевых слов. Я сказал: даже не напрягай мозг, как и почему, придешь к неправильным выводам. Просто запоминай: если у больного в сердце шум, а после удаления зуба у него поднялась и не падает температура – это бактериальный эндокардит. Если у больного внезапная одышка и сердцебиение, но при этом нормальный рентген, нет хрипов и не информативная ЭКГ – у него тромбоэмболия в легкие. Если есть аритмия и развились острые боли в животе – то это тромб в сосуды кишечника. Если дал «Коринфар» – жди головных болей и отека лодыжек, если «Обзидан» – замедлится пульс. Целыми дня я «бросал» ему задачки, включая туда ключевые слова, и у нас стало это своеобразной игрой. Так вот я поспорил, что он сдаст на пять. Меня подняли на смех. Когда он пришел с пятеркой, на нас поглядывали с большим недоверием, если не сказать, со страхом! Спустя 10 лет я уперся в стену американских лицензионных экзаменов. Чужой язык, обстановка, да и голова уже не та – возраст! И тут я вспомнил узбека! Я создал систему ключевых слов, написал их на бумажках и расклеил везде: все стены в туалете, на кухне, прихожей. Записал на пленку (да, дети, когда-то давным-давно звук записывался на магнитную пленку, кассета с ней вставлялась в специальное устройство – магнитофон!) и постоянно крутил в машине: при лекарственной волчанке – искать «гистон», пневмония и низкий натрий – болезнь легионеров, старик с сильной головной болью и падением зрения – срочно гормоны, здесь артериит и т. д. и т. д. Все тратят на сдачу подобных экзаменов от 2 до 4-х лет. Я был единственный, который все сдал за 8 месяцев!

Вам важно знать только, что для профилактики тромбоэмболии при мерцательной аритмии этот показатель должен составлять величину между 2 и 3. Если он меньше, значит, препарат не работает – это все равно, что вы просто кладете его с собой рядом на прикроватный столик, смысла так принимать нет. Влияют на действие «Варфарина», усиливая или, наоборот, подавляя его действие, очень многие лекарства и составляющие нашей диеты. Сначала о лекарствах, ведь «Варфарин» принимают годами, на этом фоне что-то случается, меняется, какие-то лекарства приходится отменять, а какие-то добавлять… Ну, например:

1. Антибиотики. Популярные амоксициллин или кларитромицин могут резко усилить действие варфарина, и в течение 2–3 дней привести к кровотечению.

2. Противоязвенные препараты – «Омепразол», «Нексиум» «Лосек» – также могут усиливать действие «Варфарина».

3. Обезболивающие препараты – «Вольтарен», «Напроксен» и многие другие. Осторожнее, риск кровотечения, свойственный этим препаратам, сам по себе здесь удваивается!

4. Аспирин. Часто малые дозы аспирина показаны больным по факту ИБС, а тут аритмия или тромбоз, нужны антикоагулянты – «Варфарин». Что делать? И то, и то разжижает кровь, разный механизм действия, но цель-то одна! И правда, совместный прием увеличивает риск кровотечения. Поэтому подобную комбинацию следует избегать, если только доктор умышленно не назначит ее вам: такое возможно при наличии у вас механического протеза сердечного клапана.

Диетические факторы тоже могут менять эффективность действия «Варфарина». Тут как раз логика четкая: раз «Варфарин» работает через подавление витамина К, то потребление продуктов, богатых этим самым витамином, приводит к увеличению его концентрации, и «Варфарина» теперь требуется больше. Какие это продукты? Кстати, очень полезные, мы как раз их не очень-то и любим: зеленые овощи – стручковая фасоль, шпинат, брюссельская капуста, лук-латук… Хотя и капуста, и морковь в больших количествах тоже содержат немалое количество витамина К.

Очень многие болезни требуют регулярного, иногда пожизненного разжижения крови – антикоагуляции. А «Варфарин» – единственный «выживший» из антагонистов витамина К, в применении не удобен, легко передозировать, требует регулярных анализов крови на свертываемость. Последнее особенно удручает и пациентов, и врачей! В поликлинике настоишься в очередях, хотя необходимо создание сети «варфариновых» клиник. Нужно-то: комната, медсестра, анализатор и компьютер! Зато больной на «Варфарине» придет, очередей там нет – людей на хронической антикоагуляции не так и много – сделает анализ, и ему можно скорректировать дозу препарата. Именно последнее и обуславливает необходимость подобных клиник: анализ сегодня можно сделать и дома.

Недавно начинали давать препарат с ударной дозой в 10 мг, после 3-х дней насыщения ее снижали до поддерживающих 5 мг. Но при таком подходе кровь часто разжижалась сверх меры, поэтому сегодня с самого начала дают 5 мг. Кому-то, конечно, нужно меньше, кому-то больше – только анализы могут сказать, кому сколько!

Сейчас доступны аппараты, которые, подобно глюкометру, показывают суммарный показатель свертываемости. Это помогает правильно подбирать дозу препаратов.

В итоге очень хлопотно! И вот «англичанин – мудрец, чтоб работе помочь, изобрел», нет, не паровую машину, а таблетки, при которых регулярные анализы делать не надо! Причем подсмотрел, что надо делать, у обычной пиявки! В ее слюне содержится вещество «гирудин», оно-то и позволяет пиявке насосаться нашей крови вдоволь – не было бы его, кровь бы свернулась! Действуют эти новые лекарства на другом уровне того самого каскада свертывания и зарекомендовали пока себя как достаточно эффективные лекарства. Есть они и у нас, дорогие правда очень! Это «Прадакса» и «Ксарелто». Основное условие их применения: сохранная функция почек у пациента. Еще, если передозировали: немедленного антидота («противоядия») для них нет! (При «Варфарине» антидот – витамин К). Клинические испытания препаратов еще идут, до их завершения в некоторых случаях (мерцательная аритмия при выраженных пороках сердца, искусственные клапаны сердца) «Варфарин» остается предпочтительным лекарством.

Лекарства, применяемые для контроля ритма и частоты сердечных сокращений у больных с мерцательной аритмией, условно делятся на группы:

➢ обрывающие аритмию и возвращающие к нормальному ритму (помните про неоднозначность такого подхода?),

➢ удерживающие нормальный ритм после его восстановления,

➢ урежающие пульс.

Звучит, как нудноватая лекция? Хорошо, сейчас ключевое слово для тех, у кого мерцательная аритмия была или есть – «Кордарон» («Амиодорон»). Узнали? Конечно, у нас в стране «Кордарон» льется рекой! Трудно представить, чтобы кому-то с мерцательной аритмией не назначили этот препарат! И правда: очень эффективный (самый эффективный!), восстанавливает ритм, удерживает его лучше многих лекарств. Да еще и пульс урежает! Все три «в одном флаконе»! Тогда что же не так, дают и правильно делают! Да вот не совсем. На дно того флакона не смотрят, а зря, очень зря… Количество серьезных побочных явлений выводит этот препарат в один ряд с самыми опасными в применении. Тут надо 10 раз подумать, взвесить и подумать опять! Вот с «подумать» у нас обычно проблемы. Да и зачем? Привезли больного с приступом, «вкатили» ему «Кордарон», приступ прошел, дали еще с собой таблетки – и все счастливы! Больной принимает таблетки, пульс у него нормальный – молодцы доктора, правильно, что коньяк подарил! Вон сосед какие – то другие таблетки пьет – так у него и пульс срывается и даже аритмия опять бывает! Не к тем врачам обратился! Только через полгода – год появляются тяжелейшие проблемы со щитовидной железой, а то и необратимые изменения в легких! А сосед – все бодрячком, хоть и с перебоями!

Запомните – «Кордарон» (амиодорон) очень эффективный препарат. Для больных с ишемической болезнью сердца и снижением сократительной функции это по-прежнему лекарство номер один. Но вы должны знать, какие могут быть побочные явления при постоянном его применении, даже не в очень больших дозах. Это:

1. Как снижение, так и повышение функции щитовидной железы

2. Фиброз легких

3. Отложение препарата в роговице глаза. Обычно такие включения видны невооруженным взглядом и проходят после отмены.

4. Гепатит, печень страдает в 20 % случаев

5. Кожные проявления, так называемый, «синдром синего человечка», я однажды видел, и правда, синий!

6. Ну и как все препараты против аритмии «Кордарон» может не только их лечить, но и провоцировать!

Лечение «Кордароном» – большая ответственность и для врача, и для больного и требует постоянного внимания и тщательного контроля!

При аритмии, как ни странно, не всегда лучшим лечением является возвращение к нормальному ритму. К сожалению, у такого подхода много неприятных побочных действий.

Другие два лекарства были популярны только у нас в стране и до сих пор имеют хождение. Это «Этацизин» и «Этмозин». Они никогда не были зарегистрированы в западных странах и отсутствуют в каких-либо классификациях и рекомендациях. Возможно, никто из тех, от кого зависит включение препаратов в подобные рекомендации так и не смог прочитать и правильно выговорить химическое название:

«Диэтиламинопропионилэтоксикарбон иламинофеготиазин» (не шутка, так и называется!) По опыту работы в кардиоцентре помню, что эффект весьма слабый, а провоцирует новые аритмии легко.

Много лет для купирования приступа мерцательной аритмии применялись «Новокаинамид» и «Хинидин». От первого больные катастрофически роняли давление, а при продолжающемся приеме развивали лекарственную волчанку, второй мог вызвать смертельную аритмию. Оба практически больше не применяются при аритмиях в западных странах. Врачи «Скорых», вы знаете об этом? Нет, я просто спросил, молодцы! Еще один препарат из этой же лекарственной группы, сошедший со сцены – «Ритмодан», но он приводит к задержке мочи, аритмии, в Америке его уже и нет. Европейцы еще иногда дают его молодым пациентам со здоровым сердцем, но и только. Я посмотрел у нас в аптеке: как же, есть таблетки и «Новокаинамида», и «Хинидина», и «Ритмодана»! Парадоксальная ситуация – мы же не самая здоровая нация, лечим препаратами, которые – ВНИМАНИЕ – повышают смертность! Ведь от нас не требуют денег на клинические испытания, на дорогостоящие исследования: пользуйтесь мировым опытом! Уже проведены, уже доказали! «Хинидин» повышает смертность, витамин Е – тоже, «сосудистые» препараты как минимум бесполезны, иммуномодуляторы – обман, а валерьянка разрушает печень… Ну что, лень прочитать? Ну да, а потом еще довести до разболтанной разношерстной армии врачей, а там «Гуляйполе» еще то – как их заставишь исполнять?! Круг замкнулся – без качественного обучения, без следования ОБЯЗАТЕЛЬНЫМ алгоритмам лечения, без непримиримой переаттестации и персонального лицензирования врачей нам нечего надеяться на улучшение здоровья населения.

Заметки на полях

Есть такой анекдот. Турист в Иерусалиме видит как у стены Плача верующий истово о чем-то молится. Помялся, потом все-таки подошел и спросил: «А о чем же вы так просите у Бога, я смотрю, вы очень давно здесь?».

«Да все просто: прошу мира всем, здоровья, благополучия для всех…»

«Ну и как?»

«Такое впечатление, что со стенкой разговариваю!»

Идем дальше. «Пропафенон» – «Пропанорм» как и другой антиаритмик – «Флекаинид» («Тамбакор») не должен применяться у больных с наличием ИБС и у пациентов с сердечной недостаточностью: при этих конкретных болезнях они показали себя в исследованиях не с лучшей стороны. В остальных случаях мерцательной аритмии – артериальная гипертония, болезни щитовидной железы, они хоть и менее эффективны, чем «Кордарон», но имеют значительно меньше побочных явлений.

При ИБС используют тот же «Кордарон», сходный с ним препарат «Дронедарон» («Мультак»), бета-блокатор «Соталол» и новый, пока не очень у нас доступный «Дофетилид». «Дронедарон» – производное «Кордарона», имеет значительно более короткий период полураспада и значительно меньше накапливается. Постулируется, что свободен от побочных явлений «Кордарона». Но за печенью и легкими следить все-таки надо! Противопоказан больным с выраженными нарушениями сократимости (при фракции выброса < 35 %, помните еще, что это такое?) и больным с постоянной формой мерцания.

Тема антиаритмических лекарств очень сложная и «мутная»! Врачам – то не разобраться сразу, как тут объяснить не профессионалу? Поэтому заканчиваю и заканчиваю рекомендациями Американского общества кардиологов. Если эту книжку прочитают врачи, им будет полезно:

1. Мерцательная аритмия без ИБС: предпочтительно «Флекаинид» и «Пропафенон». Можно «Кордарон», «Дронедарон» и «Соталол».

2. Больным с ИБС, но без сердечной недостаточностью: предпочтительно «Дронедарон» и «Соталол». Можно «Кордарон».

3. Больным с сердечной недостаточностью: «Кордарон». Противопоказаны – «Флекаинид», «Пропафенон», «Дронедарон» и «Соталол».

4. Больным с выраженной гипертрофией сердечной мышцы предпочтительней «Кордарон» и «Дронедарон».

Не так уж и замысловато, правда? Видимо и американские кардиологи поднаторели на обучении узбекских боксеров!

© RuTLib.com 2015-2016

rutlib2.com

4.19. Мерцательная аритмия

4.19. Мерцательная аритмия

Мерцательная аритмия — очень распространена. Ею страдают около 35 миллионов человек на планете, в основном европейцы и американцы; китайцы, корейцы и японцы почему-то меньше. Я думаю, что эти данные не полные, потому как исследования проводились там, где это возможно, и целые страны Африки и Азии в него не вошли.

«Аритмия» — нарушение правильного ритма сердца, его нерегулярность. «Мерцательная аритмия» в плане нерегулярности всем аритмиям аритмия — при ней творится полный хаос: никакой закономерности! То колотится как сумасшедшее, то еле бьется, замирает, ни одного одинакового интервала между сокращениями…

Теперь что это за термин такой: «мерцательная»? Давайте вспомним: сердце — насос, у него два отдела (правый и левый), каждый состоит из двух сообщающихся полостей: предсердия, которое принимает кровь извне сердца и передает в желудочек, и, собственно, желудочка, который прокачивает эту кровь дальше в круги кровообращения. В норме они работают синхронно: одно сокращается, другое в это время расслабляется: погрузка — разгрузка, погрузка — разгрузка… Синхронность обеспечивается собственной «электростанцией» — так называемым «синусовым» узлом и системой проведения электроимпульсов. При мерцательной аритмии нормальное проведение вниз к желудочкам нарушается, а электроимпульсы, замыкаясь в предсердиях, в поисках выхода начинают крутиться внутри их по одному и тому же кругу, достигают бешеной частоты и разгоняют предсердия до невероятной скорости в 400–600 сокращений в минуту. Понятно, что полноценно сокращаться предсердия с такой сумасшедшей частотой не могут, они лишь подергиваются в ответ на импульсы — фибрилируют, или «мерцают». Помните — один импульс — одно сокращение предсердия и одно сокращение желудочка. Не будь Господь столь предусмотрительным, при таком раскладе при аритмии нам тут же бы пришел конец: фибрилляция желудочков — синоним смерти! Но нас создали так, что через систему проведения между предсердием и желудочком в единицу времени может прорваться ограниченное число импульсов. Из этой массы импульсов прорывается четвертая их часть, но прорывается беспорядочно, это как толпа в часы пик на входе в метро. Желудочки, соответственно, отвечают такими же хаотичными сокращениями.

Что в итоге? Предсердия, слабо подергиваясь, корчась под напором цепной реакции импульсов, свою функцию практически не выполняют, желудочки берут на себя всю тяжесть работы по прокачке крови. Но их эффективность зависит от скорости сокращений чем быстрее, чем больше импульсов к ним прорывается, тем труднее им быть эффективными, они буквально захлебываются! Отсюда вытекают и принципы лечения: замедлить пульс, сделать работу сердца более эффективной. Иногда подходят и вовсе радикально: радиочастотами полностью разрушают пути проведения импульсов от предсердий к желудочкам и имплантируют искусственный водитель ритма — чтобы уже никакой самодеятельности!

Больные переносят эту аритмию по-разному. У кого-то перебои сопровождаются головокружением, тошнотой, болями в области сердца, кто-то не чувствует ничего. У кого-то начинает падать давление, и ему нужна немедленная помощь, кто-то и не знает, что давно ходит с мерцательной аритмией. Основная ее опасность не в нарушении насосной функции — тут сердце, как правило, справляется, а в образовании внутри предсердий тромботических масс. Они же толком не сокращаются, только подергиваются, вот кровь в них «по углам» и застаивается. Начинает сворачиваться, тромбироваться. Потом эти тромботические кусочки отрываются и «выстреливают»: заносятся током крови в сосуды головного мозга, вызывая инсульты, в сосуды кишечника, вызывая его омертвение, и во многие другие места! Частота таких тромбоэмболий у больных мерцательной аритмией около 15 % за первый год! Поэтому в лечении больных с мерцательной аритмией первостепенное значение имеет именно борьба с тромбами.

У кого мерцательная аритмия бывает?

Львиная доля приходится на целевую аудиторию этой книги: пациенты с артериальной гипертонией и больные с ИБС. Под воздействием повышенной нагрузки развивается утолщение, гипертрофия сердечной мышцы, при ишемии образуются рубчики и участки «оглушенного» миокарда — все это благодатная почва для запуска аритмии.

Но не они одни. Следующие по частоте идут люди с нарушением функции щитовидной железы, больные с пороками сердца. Встречается мерцательная аритмия и у практически здоровых людей, особенно у тех, кто злоупотребляют алкоголем. В тех странах, где эта проблема стоит не так остро, как у нас, этот вариант прозвали «субботняя аритмия». Эти бедные люди живут столь скучно, что выпивают только по субботам! Особо обозначу тех, кто имеет сочетание факторов риска для атеросклероза — людей с метаболическим синдромом, диабетом.

Что же с этой аритмией делать? «Как что?», — скажете вы, — «Лечить, возвращать нормальный ритм, что же еще?» Тут все не так просто… Пробовали, возвращали, упирались, пытаясь этот нормальный ритм удержать, наращивали дозы, вводили новые лекарства… И столкнулись с тем, что часто это себе дороже!

Дело в том, что все антиаритмические лекарства могут провоцировать аритмии сами. И не относительно «добродушную» мерцательную аритмию, а смертельно опасные «пируэты» (да, так и называется: torsades de pointes), a то и просто — фибрилляцию желудочков! И появились исследования, что смертность в группе людей, пытающихся удержать нормальный ритм любой ценой, выше, чем там, где не упираются и просто контролируют частоту сердечных сокращений, обеспечивая тем самым их эффективность. Потом другие исследования доказали, что нет, смертность и частота осложнений одинаковы при обоих подходах к лечению. Но «осадочек-то остался!» Риски возникновения опасных аритмий при постоянном применении антиаритмиков требуют плотного наблюдения, все это усложняет и удорожает лечение.

У вполне здоровых людей тоже встречается мерцательная аритмия, например, в некоторых странах ее называют «субботней». В России этот термин не прижился, т. к. у нас выпивают не только по выходным.

Поэтому врачи договорились, кому будут удерживать нормальный ритм лекарствами. Это:

1. Пациенты, у которых, несмотря на невысокую частоту сердечных сокращений остается неприемлемая симптоматика: головная боль, одышка, тошнота и прочее.

2. Пациенты, которым не удается снизить частоту сердечных сокращений, не возвратив нормальный ритм.

В остальных случаях предпочтительнее направить усилия не на возвращение нормального ритма (часто это происходит само, спонтанно), а на урежение пульса. Пусть аритмия, но главное, чтобы желудочки сердца сокращались эффективно! Обычно применяют уже знакомые нам бета-блокаторы (см. главу Сердце и лекарства), и больным с сердечной недостаточностью — «Дигоксин».

Заметки на полях

Ван Гог страдал болезнью сердца и принимал «Дигоксин» — это факт. При его передозировке все вокруг могло приобрести желтую окраску. Он так и видел, и поэтому в его картинах все в желтых тонах! Про этот побочный эффект в связи с Ван Гогом некоторые помнят и при этом продолжают считать его сумасшедшим: как же, острый психоз, ухо себе отрезал, пулю в грудь себе всадил в итоге… Только откройте справочник на побочных эффектах «Дигоксина»: нарушение зрения, все в желтом цвете, так, правильно, а вот дальше: НАРУШЕНИЯ ПСИХИКИ, ОСТРЫЙ ПСИХОЗ! Так может, к врачу хорошему надо было пойти? Кстати, как раз незадолго до своей смерти он продал картину одной женщине из Арля, это была его первая и последняя картина, которую у него при жизни кто-то купил! Как сказал другой гений и по другому поводу: «насмешница судьба!» Да… Но заплатить за консультацию было чем. Глядишь, и все бы обернулось иначе!

Но все это не главное. У многих мерцательная аритмия протекает приступообразно, приходит и уходит сама. Если этот цикл укладывается в семидневный срок — это пароксизмальная форма. У других она может длиться годами. Так вот, и тем, и другим необходимо давать лекарства, разжижающие кровь, как профилактику тромбоэмболий.

Алгоритм здесь следующий:

1. Если мерцательная аритмия возникла впервые, то возможно безопасно (в плане тромбоэмболии) вернуть ритм к норме, если от начала приступа прошло не больше 48 часов. За это время тромбы еще не успели сформироваться. Возврат к нормальному ритму сегодня предпочитают производить не лекарствами, а разрядом тока — так и более эффективно, и более безопасно. Ремарка: если больной нестабилен, теряет давление — тут уже не до сантиментов, разряд дают сразу и без оглядки на длительность!

2. Если прошло более 2 суток ИЛИ БОЛЬНОЙ ТОЧНО НЕ ПОМНИТ, КОГДА НАЧАЛОСЬ («вроде как-то плохо себя чувствовал несколько дней, одышка, в горле першило, а сегодня утром пощупал пульс, а там такое!»), то перед попыткой вернуть ритм в норму необходимо разжижать кровь в течение 3 недель. Сначала начинают колоть «Гепарин» и одновременно дают специальные таблетки — «Варфарин», о них подробнее в главе «Лекарства». («Варфарин» начинает работать только через три дня, поэтому «прикрываются» «Гепарином», который действует немедленно). В течение этих 3-х недель урежают пульс лекарствами. Только после этого решают вопрос о возвращении нормального ритма.

3. Если ритм не восстанавливается или восстанавливается ненадолго, или его надо удерживать лекарствами, необходимо решать о выборе разжижающего кровь препарата, который теперь придется принимать постоянно. Дело в том, что в некоторых случаях достаточно одного аспирина. Это, как правило, относится к здоровым людям (пьющим по субботам, помните?) или молодым пациентам со здоровым сердцем, например, с болезнью щитовидной железы. Всем остальным, а тем более пациентам с измененной сердечной мышцей, диабетом, расширенными полостями или измененными клапанами необходимо принимать уже более активные препараты («Варфарин», «Прадакса»).

Следующая глава

info.wikireading.ru


Смотрите также